155 лет назад родился Габдрахман Гумари – выдающийся татарский просветитель

Габдрахман Гумари

Габдрахман Гумари (1867-1933)

В этот день, 155 лет назад, 6 января 1867 года, родился выдающийся татарский просветитель, учёный, религиозный деятель, богослов, издатель Габдрахман Гумари (1867-1933).

Габдрахман Гумари (Абдурахман Измаилович Умеров, тат. Абдурахман Исмаил Улы Умеров, 6 января 1867, Астрахань, Астраханская губерния, Российская империя — 17 марта 1933, Малые Карелы, Архангельская область, СССР) родился в городской татарской семье Измаила и Рахили Умеровых. Его отец Измаил Умеров в 1861 году из села Сеитовка переехал в Астрахань, купив там дом. Недалеко от села Семиковки он купил бахчу, где выращивал виноград и овощные культуры на продажу. Семья, в которой родилось 5 детей, жила в одноэтажном деревянном доме из 3 комнат.

В 1872 году Габдрахмана в возрасте 5 лет отец отдал на обучение к мулле.
В 1874 году Габдрахмана в семилетнем возрасте отправили учиться в Ярлы-Тюбя в школу. Домой он приезжал 1 раз в неделю.
В 1876 году Габдрахмана в девять лет отец отправил учиться к известному учителю в Сеитовку. Но учитель уехал на свою родину и не проучившись и года, Габдрахман вернулся домой.
В 1877 году в десятилетнем возрасте Габдрахман уехал учиться в село Киляче в 25-ти километрах от Астрахани в медресе к Густан-эфенди. Приезжал он домой 1 раз в месяц. Там он проучился четыре года.
В 1881 году, когда ему пошел 15-ый год, он с товарищем из села Карагали уехал на учебу в Казань в медресе Шагабутдина Марджани “Галия”. Умеров стал одним из немногих учеников великого богослова, и именно ему умирающий Марджани поручил закончить и издать его последний труд “Хашият-ат-таузих”.

В 1892 году Габдрахман, которому было 25 лет – вернулся на родину в Астрахань чтобы помогать отцу на бахче, так как тому было уже шестьдесят четыре года, в то время как мать, которой было сорок пять лет вела домашнее хозяйство.
Его семья состояла из семи человек: братья Габдулла (23 года), Габдельлатиф (20 лет), брат Габдельвахан (11 лет), сестра Зайнаб (15 лет).

В 1895 году, ученик Марджани, молодой выпускник медресе «Галия» Габдрахман Гумари в Царевской слободе открыл школу, медресе «Низамия», где учились татары и другие мусульмане. За сорок лет через “Низамию” прошли около тысячи шакирдов. Кроме школы, Гумари читал лекции по мусульманской философии и вел практические занятия по арабскому языку и литературе. Не забывал он и про научные исследования: «История мусульманских государств», «Кафия» – перевод трудов средневекового арабского ученого Ибн Хаджиба и т.д.

Семья отца жила на улице 18-ая Поперечно-Царевская, ныне улица Дербентская. Дом находился между соседями: справа – мечеть, принадлежавшая татарскому обществу, слева-двор и строения муллы Кутеева.

“Дом деревянный: 8 арщи, 2 вершка на 7 арщин 12 вершков; высота 1 саженб, 1 арщин; 3 комнаты с 7 окнами, 2 печами, с 6 дверями; был и флигель: 8 арщин, 6 вершков на 7 арщин из 2 комнат на 4 окна, 4 двери, с голладской печью; кухня: без полов, очаг с 2-мя котлами по 5 ведер; конюшня, амбар, дворовое место”.

Сам же Габдрахман Умеров с семьей начал жить в доме по ул. 17-ая Поперечно-Царевская (ныне ул. Нагибина).

В 1907 году Габдрахман основал свое издательство “Умеров и К0”, которое за шесть лет выпустило 60 наименований книг общим тиражом в 150 тысяч экземпляров.

До 1910 года он был заведующим и вероучителем в медресе мечети № 8 Астрахани (Яшел мечеть или Мечеть хазрята). В его собственном доме располагалась и типография.

В секретном официальном донесении цензора татарских периодических изданий в Астрахани Вице-Губернатору Астрахани от 16 марта 1913 года говорится: «В типографии Умерова главными сотрудниками состоят некто Сагий Рамеев, бывший редактор татарской революционной газеты «Танг» (Заря), издававшейся в Казани, ныне закрытой и Абдурахман Басыров, член крайней партии… в настоящее время из его бывших учеников состоят указанными муллами в г. Астрахани: при мечети № 4 – Абдурахман Ниязов, при мечети № 3 – Идрис Бахшиев и при мечети № 7 – Абдулхалиль Басыров… бывшие ученики Умерова состоят муллам при мечетях в селениях: Яксатовском, Башмаковском, Килинчинском, Мошаикском, Курчинском, Хожетаевском и Сеитовском. У него обучались взрослые ученики и он преподавал им высшие богословские науки».

Секретные службы не упускали из виду Гумари. ведь он также состоял преподавателем и во Втором русско-татарском начальном училище и имел местное общение с другими мусульманами-преподавателями. Авторитет Гумари, его деятельность и популярность были известны и за пределами Астраханской губернии. Он активно учавствовал в сборе средств во время Балканской войны на нужды Турции. Сбор компромата продолжался не гнушались и доносами и фальсификацией. Департамент полиции и внутренних дел докладывал астраханскому Губернатору: «… воспретить мулле соборной мечети № 8 г. астрахани из астраханских мещан Габдрахману Исмаилову Умерову жительство в Астраханской губернии на 4 года… (от 24 декабря 1913 г.)».

С 1 февраля 1914 г., после освобождения из тюрьмы Гумари в сопровождении городового отбыл в Казань. В годы ссылки он плодотворно работал над материалами о Шигабутдине Марджани, научными статьями об исламской философии и филологии и т.д.

В 1917 году амнистия временного правительства вернула его на родину в Астрахань. Гумари постоянно поддерживал связь с муллами. Татарская община тут же избрала Гумари мухтасибом, предводителем мусульманского духовенства в Астраханской губернии. Он активно участвовал в работе Центрального Духовного управления мусульман, Всемирного Исламского конгресса, много писал статей на темы истории ногайцев, законов шариата и т.д. Свобода, данная Временным правительством, была только на бумаге. Режим большевиков запрещал открытые дискуссии по религиозным вопросам. Атмосфера все более нагнеталась. Взаимоотношение мухтасиба Гумари с представителями власти были сложными. Образованный, спокойный, мудрый, терпеливый, предусмотрительный, готовый на самопожертвование, Гумари, хорошо владеющий русским и несколькими иностранными языками, находил такие аргументы, которые загоняли в угол лекторов-атеистов. Власти быстро поняли свое бессилие и дискуссии были свернуты. В 1928 году вышло постановление ВЦИК о передачи культовых зданий государству, что вызвало волну недовольства по всей стране, везде проходили выступления татарского и русского народа.

Расчет советских властей состоял в том, чтобы подтолкнуть людей к противоправным действиям. Это развязывало руки властей, давая им возможность привлечь к уголовной ответственности наиболее авторитетных защитников веры. Мухтасиб астраханской губернии Гумари был уже давно в разработке. Нужен был только подходящий повод для крупного процесса. Такой повод вскоре появился.

1930 год – пик коллективизации и окончание срока перерегистрации мечетей. Вводились дополнительные ограничения в отношении религиозных объединений. Мечети начали закрывать как и церкви, перерегистрации в сроки не укладывались, и коллективизация вызвала волну протестов селян. Жители татарских районов защищали свои мечети, как могли.

8 марта 1930 года в селе Татаро-Башмаковка против закрытия мечети жители объявили забастовку. В Старой Кучергановке упорно отстояли свою мечеть. 200 женщин Солянки потребовали открыть мечеть, но сельсовет отказал, тогда 300 мужчин, сбив замки на дверях, силой открыли мечеть. За всеми событиями пристально следили агенты советских спецслужб. Было сфабриковано дело об антисоветской группе.

30 августа 1930 года Главный имам Астраханской области Габдрахман Гумари и другие были арестованы и 30 сентября 1930 года осуждены по сфабрикованным адептами советского режима делам. Треть осужденных не вернулась домой, навсегда оставшись лежать в безымянных могилах лагерей и далеких северных поселков.

Габдрахман Гумари был сослан на 3 года в Архангельскую область, в деревню Малые Карелы. Незадолго до окончания к нему пришли ссыльные имамы, в конце встречи они попросили его прочесть молитву за здоровье и благополучное возвращение всех в родные края. Мудрый Гумари им ответил: «В молодости я просил у Аллаха счастливую жизнь – и получил ее, просил – разума, и эту просьбу творец не оставил без внимания. Теперь же на пороге смерти просить у Всевышнего еще чего-то для себя не позволяет совесть. Буду молиться за ваше возвращение».

17 марта 1933 года Габдрахман Гумари умер в ссылке, в деревне Малые Карелы, и только в 1989 году был полностью реабилитирован.

Нравственность, благородство, мудрость и мужество характеризуют личность Габдрахмана Гумари, положившего жизнь на просвещение родного татарского народа.

Поделиться: